Yaroslaf

Хихоньки и хахоньки - 3

2,185 posts in this topic

Кубинос партизанос ? А где тогда борода ?

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

 

Posted (edited)

3 минуты назад, лонжерон23 сказал:

Кубинос партизанос ? А где тогда борода ?

Создавать тему

 

в бороде жарко))))

Edited by Bahus
0

Share this post


Link to post
Share on other sites
2 часа назад, Bahus сказал:

Создавать тему

Создавать. Однозначно !

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
В 21.06.2019 в 01:00, лонжерон23 сказал:

Создавать. Однозначно !

У меня больше тыщи фоток с Кубы... в основном фото без меня... наверное создам тему... причём фотки не туристической Кубы. А там люди пипец как живут интересно

Квадратный метр стекла стоит 40 евро)))) поэтому стёкол нет ни у кого

1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Богатырский экзамен

Быль-то или небыль, а только старые люди сказывают, что жил на земле русской богатырь один. 
Ну, как один, богатырей-то в те времена неспокойные вдоволь урождалось. Закрой глаза, камень кинь и в богатыря попадешь. Это, как в нонешнее время с юристами всемаститыми. Подойди к любому таксисту или положим депутату средней откормленности - юрист. А во времена стародавние выпускали из ВУЗов, СУЗов и прочих школярен местечковых - богатырей. 
Перед выпуском оных из пенатов родных, устраивали им экзамен на зрелость богатырскую, дабы не посрамил отрок стен его взрастивших. 

Илья перекрестился и обреченно взял с ректорского стола кусок бересты. 
- Позвольте узнать номер билета, молодой человек! - произнес один из экзаменаторов. 
Богатырь развернул непослушный свиток и, нахмурив брови пробормотал: 
- А, можно еще разок? 
- Послушай, отрок! - вспылил другой преподаватель. - Что ты нам головы морочишь?! Это уже шестое задание, ты вообще готов? 
- Да учил я... - залившись краской, пробормотал, извиняясь, Илья. - Билет нумер шесть. В лесах Брынских, над речкой Смородиной проживает некто - Соловей. Спокон веку на него ориентировка в граде Чернигове имеется. Бандитизм, разбои, срамные частушки про правящий режим... 

- А, задание какое? 
- Изловить лиходея, избавить люд честной от напасти бесовской! 
- Так иди, готовься! Погляди, какую очередь за собой собрал! 
Илюша глянул исподлобья на толпу из тридцати трех оболтусов со смежного потока и понуро поплелся готовиться. 
- Им-то, по любому, один билет на всю банду дадут! - зло бормотал богатырь, - был бы у меня дядька с такими подвязками, я бы тоже на белой кобыле с золоченой сбруей, василисок купеческих дочек у теремов резных клеил! 

- Я чета не одупляю, Илюха, - Соловей свернул берестяную грамоту в рулончик. - Это по мою душу штоль телега?! 
Илья тяжело вздохнул и достал из переметной сумы большую глиняную бутыль: 
- Слушай, я отмазывался, как мог! 
- Они, блин, совсем звери? - всхлипнул Соловей-разбойник, разливая мед по кружкам. - Чё я им дался-то?! 
- Ну, озоруешь там... по лесам, свистишь посвистом разбойным... - за чем-то, пытался оправдаться богатырь перед другом. 
- И че?! Ты можно подумать не барагозишь по пьянке! - воскликнул Соловей. - Где бухой богатырь пройдет - улочка, где на бок завалится - переулочек! 
- А мож, ну его этот лес? - предложил Илья. - Сдашься властям, покаешься в злодеяниях, заживешь, наконец, как человек? На рыбалку ходить будем... 

- Сдать меня решил?! А еще друг называется! - возмутился разбойник. - Меня ж на ноль помножат за мои художества, потом откачают и карать анально будут! А у меня простатит, между прочим, и язва! Не, я на такое не согласный! Я лучше за кордон двину, в орде сейчас хорошо, говорят - демократия. 
- Нельзя тебе за кордон, на всех заставах на тебя оперативные ориентировки, повяжут! 
- А я к обозу прибьюсь! 
- А они тебя в рабство продадут! 
- Сука... 
Илья чертил веточкой на земле сложный узор и думал думу. Соловей допил мед и пьяным посвистом сквозь щель в передних зубах выводил задушевную руладу о любви, предательстве и северном кичмане. 
- Мы тебя обрядим! - обрадованно воскликнул богатырь и оценивающе оглядел приятеля. - Сарафан, косу, макияж, чуть автозагара... 
- Я тебе трансвестит штоль, какой? - обиделся Соловей-разбойник. - Негоже мужику в бабьи тряпки рядиться! 

* * * 

Лешак почесал спутанные космы и плюнул с досады: 
- Тьфу, срамота! Спрячься вона за ельник, чтоб гляделки мои тебя не видели, охальник! 
- А чё я-то?! - Соловей-разбойник стыдливо прикрылся хвоей. - Ты, вона, недобогатырю ентому спасибо скажи! 
Илья задумчиво почесывал бороду и разглядывал творенье рук своих, шкерящееся за ёлкой: 
- Халтура! Румян, что ли добавить? 
- А мож, я того самого... колдону малость? - нерешительно предложил леший. 
- А могёшь?! 
- Спрашиваешь! Я же хозяин лесов, владыка чащи, я... 
- Ой, да кончай нам в уши лить! - подал голос из-за ствола Соловей. - А кто не далее, как третьего дня от медведя в щи получил? Хозяин он! 

- Вообще-то, их там трое было... и злющие гады! - стушевался леший. - Потом разрулили - нашли они, кто им в хате набеспределил! 
- Ладно, кончай базарить, - Илюша толкнул Лешака. – Давай, чародействуй, уже! 
Леший кивнул и, закрыв глаза, сделал широкий пасс узловатыми руками. Кроны близстоящих деревьев слегка заволновались, а трава на поляне пошла рябью. Из-за ели выглянул Соловей-разбойник в бабьем сарафане и мочалом на голове: 
- Э-э! Я промежду прочим против, что я вам на елке чтоль достался - эксперименты надо мной проводить?! Илюш, может, и вправду румян добавим... 

Договорить ему не дал порыв ветра, что закружил палую листву вкруг него. Несколько мгновений Соловья не было видно из-за рукотворного смерча, а в следующую секунду листва опала и Илья с лешим со стуком уронили челюсти. Пред ними стояла молодуха в праздничном платье и кокошнике, изукрашенном самоцветными каменьями. С лица прекрасна, с кормы необъятна. 
- Леш... ты чё сотворил?... - потрясенно прошептал богатырь. 
- Сам в шоке... - чуть слышно ответил леший, разглядывая барышню красы неописуемой. 
- Ну, вы и ушлепки! - произнесла молодуха, ощупывая полные груди и дородные бедра. - Лешак, ты хоть оборотное заклинание знаешь?! 
- Кто я? - глупо переспросил Лешак. 
- Ну, звиздец приплыли... - деваха присела на травку и заплакала. 

Илья присел рядышком и положил ладонь на спину девушки, успокаивая: 
- Лан хорош, ты че... тыж мужик... 
- Какой я на хрен теперь мужик?! - бывший Соловей залился слезами пуще прежнего. 
- Ну, получилось же все, - робко произнес леший, разглядывая свои ладони, - что не так-то? 
- Что не так?! - деваха подняла зареванное лицо. - У меня сиськи больше головы! И это только первая проблема, глубже я еще не копал! 
Илья приподнял край сарафана и с сомнением заглянул: 
- А по-моему, ваще козырно Лешак исполнил! 
- Руки убрал, охальник! - Соловей запахнул подол и на всякий случай снова уполз под елку. Мало ли... 

* * * 

Илья ходил вокруг козла и разглядывал его со всех сторон. Приподнял хвост, пощупал рог и даже подергал за длинную бороду. Животное же меланхолично жевало траву и бесстыдно дефектировало себе под ноги. 
- Леш, ты дебил?... - богатырь с укоризной посмотрел на приятеля. 
- Вас не поймешь, что козел тоже не катит?! - защищался леший. - Я, между прочим, магию давно не практиковал, мож и подзабыл чего... 
- Тьфу, напасть с вами, нечисть! - сплюнул в сердцах Илья, брезгливо отпихивая животное. - Вертай деваху взад! Там хоть поглазеть есть на что. 

И снова магический ветерок загулял по полянке. Молодуха в кокошнике с отвращением выплюнула зеленую кашицу пережеванной травы: 
- Я вас ненавижу! 
- Да погодь ты! Давай еще раз попробуем? - извиняясь, предложил леший. 
- Вот уж нет! - девушка в панике подняла руки защищаясь. - Олень, козел, черепаха, а в крокодила слабо меня обернуть?! 
- Соловей, ну для тебя ж стараемся! - заступился за Лешика Илья. 
- Да пошли вы, уроды мля! - красотка подняла пышные юбки и грязно матерясь, заковыляла в чащу. 

* * * 

- Следующий! - пробасил ректор, восседавший пред дубовым экзаменационным столом. 
Добрыня с трудом протиснул широкие плечи в дверной косяк: 
- Добрыня сын Никитич, для прохождения экзамена прибыл! 
- Тяните грамоту, юноша! 
Добрыня взял со стола свиток и по-военному четко зачитал задание: 
- В чаще лесной, вдали от жилья человеческого, обретается красна девица красы неописуемой, в кокошнике самоцветами изукрашенном. Задание: изловить, отмыть, по возможности обжениться! 
- Задание понятно? 
- Так точно! 
- Выполнять! 
- Есть - выполнять! 

С задней парты послышалась возня, и кто-то сдавленно заржал. 
- Я сейчас вас рассажу! - пригрозил ректор. - Что там за смех? 
- Не-не, завидуем, просто! - сохранив серьезность лица, проскрежетал леший. 
- Только в губы её не целуй! – не выдержав, взорвался Илья и вместе с Лешиком рухнул под лавку. 

4

Share this post


Link to post
Share on other sites

123.jpeg

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

В реанимации дядя Гоша не пил, как-то не до этого было. Мешали то врачи, то капельницы, то частые потери сознания. Но на третий день, после перевода в общую палату, слегка окрепший организм встрепенулся, прислушался и сильно удивился. «Какова, собственна, хуя?», - спросил организм, и дядя Гоша устремился. Пробив тумбочки соседей и ординаторскую на наличие хоть какого-то бухла и нихуя не обнаружив, он стал подкатывать яйца к санитарке. Игриво ухватив в углу старую клячу за морщинистую жопу во время мытья пола, дядя Гоша получил грязной тряпкой по ебалу, вместо спирта, и не найдя выхода из этого тупика трезвости, нашел выход из больницы и съебнул налегке. 
Терзаемый абстинентным синдромом, он завалился ко мне с утра и с выпученными глазами возопил, будто на него снизошло прозрение:
- Я место вспомнил, где прошлой весной канистру пятилитровую со спиртом зарыл! А там щас как раз карась пошел. Надо ехать.
Глядя на его полосатую пижаму без единого кармана, я догадался, что одеждой и стартовым капиталом на организацию экспедиции он собрался разжиться у меня.
- С тебя харчи и дорога, с меня – горючее. Я там пригубил только, литра четыре должно остаться. Всего на два дня веселья, делов-то, - железным аргументом добил веселый алкоголик, и мы поехали.



С самого начала все как-то не заладилось. В пригородном автобусе место дяде Гоше досталось у окна, но рядом с очень бойким мальчиком. Его везли к дедушке-китайцу выкатывать яйцом болезнь Дауна, но, глядя на усеянную веснушками, постоянно лыбящуюся в два зуба, придурковатую рыжую морду, мне показалось, что тут даже китайская медицина будет бессильна. Мальчик любил петь и материться. И то и другое он проделывал неожиданно громким и трескучим, от какого-то сука попугая, голосом. Разнообразные фразы, с шипением и треском вылетали из него, как из старого репродуктора: 
- Аррляяята учатся летать! 
- Какого хуя стоим, бляди?- добродушно обращался он ко всем.
- Не бузи, водила! Паварррачивай, мудак, паварррачивай! – тут же комментировал он действия зазевавшегося водителя. 
- Куда сумки прешь, овца? Куррррва! Кррр….Кррры… Крылатые качели летят, летят, лееетяяят… - вертя огромной башкой, вещал веселый мальчуган. Особо нервные пассажиры и хозяйка сумки были очень недовольны. И тут он заметил моего попутчика.
- О, Буратино! – вдруг заорал он, и дядя Гоша вздрогнул.
- Слиффка! – заливаясь хохотом и слюнями, завопил мальчонка и тут же с силой крутанул влево и вверх и без того удлиненный соседский нос. Ахуевающий от боли дядя Гоша не разделял детского восторга по поводу «слиффки». На красном носу образовалось блестящее синее пятно величиной с вишню, которое болело и без того помятой внешности явно не украшало. За полчаса пути он успел выписать длинноносому соседу еще четыре сливки, две саечки за испуг и один раз лизнуть в ухо. Наконец, при очередной носовой атаке двузубый копчегоид получил короткий удар с локтя по еблищу и тихо просопел в подлокотник до конечной остановки. Подъехав еще километров десять на попутке, мы прибыли в указанные дядей Гошей ебеня.



Первым делом разбили палатку и начали поиски. Старый дундук точно не помнил дерева, под которым зарыл свое сокровище, и всю дорогу вспоминал метку, которая к тому времени заросла к хуям. Стали рыть наугад. Сосны подступали к самому берегу, на котором вскоре нарисовались два рыбака. Заметив двух людей, с энтузиазмом обкапывающих по кругу лесные деревья, один из них покрутил пальцем у виска, а другой еще долго ржал, как парнокопытное, пока они не скрылись из виду. Часам к двенадцати солнце жарило во всю, и мы, вспотевшие и трезвые, обсапав к тому времени кусок размером с небольшую рощу, увидели штук двадцать туристов-пионеров, непонятно какого лешего забравшихся в эту глухомань. Учительница остановила группу и, указывая на нас, как Ленин, восхищенно сказала:
- Посмотрите, дети, как надо любить природу!
Я в бешенстве отбросил лопатку и попиздовал рыбачить, а старый пират не сдался и, в конце концов, нашел канистру, но порочная женщина совершенно пустую. Не хватало только записки с благодарной надписью «спасибо».
И тогда он загрустил: хоть я и поймал несколько увесистых лещей и пару карасиков, рыбалка, по его выражению, накрылась канистрой. Он бесцельно тынялся по берегу, пока не налез на корягу и не пизданулся в костер с ухой. Горячая жидкость хлынула на легкие штиблеты, и дядя Гоша заголосил ошпаренной свиньей. После чего, кряхтя и матерясь, сел сушить свои вонючие носки над костром, нанизав их на конец длинной ветки. Нейлоновые потняки, естественно, загорелись, и горящие ароматные капли полетели в котелок с заново поставленной ухой. Издали наблюдая за добавлением такой оригинальной приправы, я заорал, как пожарная машина, а старый мудозвон невозмутимо взмахнул палочкой, и носки, описав высокую дугу, приземлились прямо на палатку. Пока я добежал, в ней уже зияли две огромные дыры. Нужно было как-то сваливать.
Мобила высвечивала одно деление сигнала сети. 
-Алло, скорая? У нас тут на рыбалке человека контузило. Как? Динамитом. Да какой браконьер?! Просто придурок. Да, сильно. Как проехать, могу объяснить, - и дав подробные инструкции, как нас найти, я положил трубку.



Ближе вечеру дяде Гоше стало хуже: его заметно потряхивало, и к моменту приезда скорой он сидел на пригорке и без конца распевал то заунывную песню погорельца, в которой «враги спалили ридну хату», то, ни к селу ни к городу, «владимирский централ» Слова и мотивы у него почему-то переплетались, и выходило, что «весна опять пришла и лучики тепла спалили ридну хату». К моему облегчению и восторгу, из машины вышла удивительно красивая для этих мест медсестра, и домой ехать мне резко перехотелось.
- Здравствуйте, девушка! Мы вас заждались уже. Вас как зовут?
- Светлана Васильевна, - приятным голосом строго ответила она и внимательно посмотрела на выводящую дикое соло синеносую фигуру на холмике.
- А меня Алексей. Очень приятно. А вон то - дядя Гоша, очень хороший человек. Недавно из тюрьмы вышел, - галантно представил я наш дуэт, 
- А где контуженный?
- Он и есть. Не видно, что ли? 
- Понятно…Бела горячка, как обычно. Вася, забирай. Твой клиент, - крикнула она в сторону машины, и огромный санитар резво настиг рыпнувшегося было в кусты певца.
Я пробовал протестовать против такого диагноза, но все было бесполезно, да и компания намечалась приятная. Дядю Гошу, как куренка, за шкварник закинули в «скорую», куда, сказавшись родственником, залез и я. Так дядя Гоша снова загремел в больницу, из которой долго потом выбирался. Но это уже другая история

4

Share this post


Link to post
Share on other sites

562875405_.jpg.4b6b2334e65f15d3324e13d6321b0904.jpg

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

:D

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Про соловья - поржал....

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.